Церковно-медицинский журнал

Духовный подвиг врачей на войне

Автор:Ю. Н. Фокин
13 Августа 2021

 


Юрий Николаевич ФОКИН,
доктор медицинских наук, профессор, полковник медицинской службы запаса,
хирург КДЦ 3-го Центрального военного клинического госпиталя
им. А. А. Вишневского Министерства обороны России, член Союза писателей России,
действительный член Общества 
православных врачей Санкт-Петербурга,
заслуженный врач РФ


 

Если завтра война, то я пойду, но не воевать, а лечить.
А. П. Чехов

В чем суть подвига врачей? Ответ на данный вопрос заложен в толковании слова «подвиг», которое определяется как доблестный, героический поступок, важное действие человека, совершенное на грани возможного в трудных условиях [3]. Особо следует подчеркнуть, что оно является однокоренным к термину «подвижничество», пришедшему из христианской аскетики, в основе которого — духовное деяние. Святитель Иоанн Златоуст учит о том, что «подвижничество — это принесение плоти в жертву Богу».

При таком целостном подходе раскрывается в контексте данной статьи суть дефиниции «духовный подвиг врача» как доминирование силы человеческого духа над телесным, пожертвование «земным тщеславием» ради спасения больного, раненого или пострадавшего. Главным оружием православного воина-врача во все века являлись: вера, профессионализм, человеколюбие.

Для осознания всей глубины данной проблемы целесообразно обратиться к историческим истокам формирования высокого духовно-нравственного облика русских врачей.

Основные из них [2]:

  • зарождение отечественной медицины из недр монастырской;
  • комплектование лекарских школ в том числе из числа выпускников семинарий и духовных училищ;
  • преподавание в Императорской медико-хирургической академии Закона Божьего и создание в 1859 г. кафедры богословия;
  • принятие врачебной присяги, в основе которой Заповеди Божии;
  • организация лечебного процесса, сестринского дела на христианских принципах сострадания и милосердия;
  • рассмотрение врачевания как богоугодного служения, суть которого определена в Евангелии от Матфея: «...двенадцать послал Иисус, и заповедал им, говоря: ...больных исцеляйте, прокаженных очищайте, мертвых воскрешайте, бесов изгоняйте; даром получили, даром давайте» (Мф. 10:8).

И когда случались экстремальные ситуации в государстве, вопрос перед врачами стоял не в том, как сохранить свою жизнь любой ценой, а как победить любой ценой, даже ценой собственной жизни, боль, раны и страдания. Памятуя это, многие тысячи отечественных врачей по примеру святых апостола и евангелиста Луки, Сампсония Странноприимца, врачей-бессеребренников Косьмы и Дамиана, великомученика и целителя Пантелеимона, Антония Печерского и его ученика врача безмездного Агапита, целителя Дамиана, Пимена Печерского постника, диакона Маркелла всецело отдавали себя медицинскому служению.

В манифесте по случаю окончания Отечественной войны 1812 г. император Александр I сказал: «Военные врачи, разделяя наравне с военными чинами труды и опасности, явили достойный пример усердия и искусства в исполнении своих обязанностей».

Следует подчеркнуть, что даже в период построения в нашей стране «светлого будущего», cознание единства врачевания и высокой духовности не было целиком уничтожено, а наоборот закалилось и окрепло, потому что нашими предками был заложен прочный фундамент гуманистических основ православной медицины.

Ведь медицина и христианство как наука и религия не противоречат одно другому, а наоборот, как указывает архиепископ Лука (выдающийся отечественный хирург и ученый В. Ф. Войно-Ясенецкий): «…широкая образованность и глубокое приобщение к науке, большая самостоятельная работа на научном поприще не только не уводит от Бога, а напротив приводит к нему всех тех ученых, которым свойственны глубокие вопросы духа». Ярким примером этому служат религиозные размышления участника четырех войн основоположника отечественной хирургической школы Н. И. Пирогова, который в конце своего жизненного пути утверждает, что «Главный вопрос жизни — вопрос о Боге».

Особенно ярко высоконравственные и духовные качества медицинских работников проявлены во время Великой Отечественной войны (1941–1945). Невзирая на объективные трудности того времени, они остались верны идеалам православного вероучения. Известно, что тяготы и лишения той священной войны были порой несоизмеримы с человеческими силами и возможностями. Однако наш народ выстоял и победил.

Большая заслуга в этом военных и гражданских врачей. Свыше 17 млн «обстрелянных» раненых (72,3%) и больных (90,6%) по выздоровлении из госпиталей были направлены на фронт.

Участник Великой Отечественной войны генерал-полковник медицинской службы академик Ф. И. Комаров по этому поводу сказал: «Война была выиграна в значительной степени солдатами и офицерами, возвращенными в строй медицинской службой».

Вместе с тем цена, которую заплатили медицинские работники за Победу была очень высокой. За четыре годы войны погибли или пропали без вести более 85 тыс. медицинских работника (12,5% от призвавшихся). Среди них 5 тыс. врачей, 9 тыс. средних медицинских работника, более 70 тыс. санитарных инструкторов и санитаров.

Только один факт — продолжительность жизни младшего медперсонала на передовой в 1941 г. составляла 40 секунд! Ведь они выполняли приказ «Ни одного раненого с оружием не оставлять на поле боя!».

В соответствии с приказом Верховного главнокомандующего от 28.98.1941 г. «О порядке представления к правительственной награде военных санитаров и носильщиков за хорошую боевую работу» за вынос с поля боя с винтовками (ручным пулеметом) 15 раненых награждались медалью «За боевые заслуги», «За отвагу», 25 раненых — орденом Красной Звезды, 40 раненых — орденом Красного Знамени, 80 раненых — орденом Ленина. Таким образом, их работа была приравнена к боевому подвигу.

За самоотверженный героический труд 44 медицинских работника удостоены самой высокой государственной награды — Герой Советского Союза (из них 17 женщины), 116 награждены орденами и медалями.

Среди них генерал-полковник медицинской службы академик Н. Н. Бурденко, который с первых дней возглавлял хирургическую службу РККА. К этому времени за спиной Николая Ниловича был большой не только профессиональный, но духовно-нравственный опыт оказания помощи раненым. Он окончил духовное училище и семинарию в Пензе, успешно сдал вступительные экзамены в Петербургскую духовную академию. Но его не покидала мысль о единстве лечения души и тела страждущих. В 1897 г. поступил на медицинский факультет Томского медицинского университета, а на четвертом курсе перевелся в Юрьевский университет, где познакомился с трудами Н. И. Пирогова, которые произвели на него большое душевное впечатление.

По примеру великого русского хирурга Н. Н. Бурденко принимал участие в качества добровольца-врача в ликвидации эпидемии тифа на Украине, в русско-японской войне, работал хирургом в земской больнице. В годы Первой мировой войны, советско-финской кампании он активно занимался вопросами военно-полевой хирургии.

На основе личного боевого опыта и изучения материалов им были разработаны ряд нормативных документов по вопросам хирургического обеспечения, что позволило подготовить военную медицину к началу Великой Отечественной войны.

Во время войны им были разработаны основы учений о ране и раневой инфекции, шоке, боевой травме. Он по праву считается одним из основоположников отечественной нейрохирургии.

В 1944 г. Н. Н. Бурденко с митрополитом Николаем (Ярушевичем) принимали участие в «Специальной комиссии по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу польских офицеров».

Н. Н. Бурденко

Известно ставшее уже крылатым выражение Н. Н. Бурденко «Если сдают силы физические, должна выручать сила нравственная».

О подвигах врачей на фронте и в тылу известно немало, но, находясь в немецком плену, врачи были верны Клятве Гиппократа. Один из них — военный хирург Г. Ф. Синяков.

В первые дни войны он попал в плен и был заключен в концлагерь Кюстрин. Однако, находясь в нечеловеческих условиях, Г. Ф. Синяков не только спасал заключенных, но и возглавил подпольный антифашистский комитет. Поднятие духа среди пленных он рассматривал как один из способов терапии. Среди тех, кого чудо-доктор буквально вырвал из лап лагерной смерти, была Герой Советского Союза легендарная летчица А. А. Егорова-Тимофееева.

Известно, что в послевоенные годы она ходатайствовала о присвоении ее спасителю высокой государственной награды. Однако плен, как несмываемое пятно, не позволил в то время даже рассматривать этот вопрос. И только в канун 70-летия Великой Победы общественность Южного Урала вспомнила о героическом хирурге и на здании клинической городской больницы № 8 Челябинска была установлена памятная доска.

Высокую оценку ратному труду медицинских работников в годы ВОВ дал маршал Советского Союза И. Х. Баграмян.

«То, сделано советской медициной в годы минувшей войны, по всей справедливости может быть подвигом. Для нас ветеранов ВОВ, образ военного медика останется олицетворением высокого гуманизма, мужества и самоотверженности».

   

Мемориальная доска в честь Г. Ф. Синякова Г. Ф. Синяков

В послевоенные годы во время медицинского обеспечения боевых действий локальных военных конфликтов поколения врачей доказали, что они достойные продолжатели духовно-нравственных традиций. Известны подвиги медиков в Афганской войне, при ликвидации Чернобыльской катастрофы, в локальных конфликтах на постсоветском пространстве, в Сирийской Арабской республике.

О выпускнике ВМА И. П. Бузиновском, который попал в плен к боевикам во время антитеррористической операции на Северном Кавказе, выдержал суровые испытания, но остался верен своему долгу, я написал рассказ «Чеченская одиссея военного врача». Эту историю я знаю не понаслышке, в то время я исполнял обязанности начальника хирургического отделения военного госпиталя в поселке Ханкала. Вера, профессионализм и человеколюбие позволили военному врачу остаться в живых! На мой вопрос к Игорю Павловичу, поехал бы он, если бы опять командировали в горячую точку, он ответил: «Приказы не обсуждают, их исполняют. Так мы воспитаны в нашей Alma mater!» [2].

Таким образом, сила человеческого духа является одним из доминирующих факторов при совершении подвига. Она веками накапливается в государстве, профессиональном сообществе, семье и передается из поколения в поколение. Уникальное явление для нашей страны — массовый героизм советского народа во время Великой Отечественной войны (1941–1945).

Сбережение памяти о героях, выдающихся личностях, людях, совершивших героические поступки как в мирное, так и военное время, порой и не удостоенных наград, позволяет сохранить тот нравственный стержень, который составляет духовную сущность их жизни, нашей профессии и страны в целом.

В притче Иисуса Христа о Царствии Небесном сказано «ибо много званых, но мало избранных» (Лк. 14:16–24). Так и в жизни — много людей за их праведные труды достойны государственных, церковных или общественных наград, но в силу тех или иных причин не удостоены. Из-за этого некоторыми овладевает уныние — одна из восьми греховных страстей. Вместе с тем православный человек знает, что главное вознаграждение за святой духовный подвиг — Евангельское слово Христа: «Нет больше той любви, аще кто положит душу свою за други своя» (Ин. 15:13).

Литература

1.Фокин Ю. Н. Вера. Отчизна. Жизнь. Записки военного врача. СПб.: Сатисъ, 2003. 140 с.

2. Фокин Ю. Н. За веру, Отечество, честь. М.: Издательский Совет РПЦ, 2006. 136 с.

3. Толковый словарь русского языка / Под ред. Д. Н. Ушакова. М.: Гос. ин-т «Сов. энцикл.», ОГИЗ. 1940.

Этот номер — отклик на важное событие в жизни православных врачей, которым стала III Международная научно-практическая конференция «Церковь и медицина: действенные ответы на вызовы современности», состоявшаяся в рамках Санкт-Петербургского Церковно-медицинского форума в интернет-формате.

Читать анонс полностью